Главная Полезные статьи Ковка цветов и листьев

Продукция

Цены

Контакты

8 (916) 934-09-47

WhatsApp: +7(916) 934-09-47

Viber: +7(916) 934-09-47

E-mail:

FacebookFacebook

Ковка цветов и листьев

Хотя в современной художественной койке цвети и листья как элементы украшения используют редко, все же это такой элемент украшения, без которого в прошлом мастера художественной ковки не обходились…

Хотя в современной художественной койке цвети и листья как элементы украшения используют редко, все же это такой элемент украшения, без которого в прошлом мастера художественной ковки не обходились.

Рис. 1. Ковка розы из одного куска металла

Для ковки, например, розы требуется ковкий материал. Для этого выбирают цилиндрическую заготовку диаметром несколько меньше размера розы и протягивают один ее конец на квадрат (рис. 1). Оставшийся конец должен быть такого размера, чтобы хватило для трех слоев материала, из которых будет коваться роза; лишний объем отрубают. Оставшийся цилиндрический участок делят на три части и острым топором кругом надсекают заготовку по направлению к оси, оставляя в центре недорубленный материал толщиной, равной толщине оттянутого на квадрат стержня. Таким образом получают три слоя материала, перекрывающие друг друга. Заготовку укладывают в формовочную плиту и ручником осаживают эти слои до тех пор, пока их диаметр станет соответствовать размерам розы, а толщина будет приблизительно 2 мм. Потом из первого слоя высекают пятилистную розетку, которую подсекают к середине, чтобы отдельные лепестки перекрывали друг друга. Рассеченные и выгнутые вверх лепестки расклепывают на роге наковальни и укладывают в форме бочонка. Второй слой также должен быть пятилистным, но несколько больших размеров; его тем же способом подсекают и оборачивают вокруг первого; то же самое делают и с третьим слоем. Пятилистные розетки каждый раз высекают, чтобы второй слой перекрывал первый, а третий — второй. Высекание следует проводить осторожно, чтобы не повредить нижний слой. Листья третьего слоя перед загибанием разгоняют с целью получить естественную форму лепестков розы и после этого их подгибают к двум первым слоям. После того как роза оформлена, нагревают квадратный стержень, сбивают ребра (см. рис. 1) и протянутому стержню придают форму стебля. Наконец нагревают розу целиком и небольшими клещами завершают придание розе естественной формы.

Почти тем же способом можно выковать розу из листа: высекают три пятилистные розетки, соединяют их кузнечной сваркой по центру на шипе, а далее поступают так же как и при ковке розы. Однако готовое изделие в этом случае получается не столь красивым, как в первом случае. Некоторые мастера художественной ковки выковывают розу по частям. Этот способ также интересен. Прежде всего отковывают шарики на стебельках трех диаметров 15, 20 и 25 мм по три штуки каждого. Потом по три заготовки каждого размера последовательно проковывают на лист так, чтобы у стебля он был толще, а к краям — как можно тоньше. Далее три лепестка одинакового размера складывают вместе стопкой, нагревают и проковывают в стопке круглым бородком. Аналогично обрабатывают все три группы одинаковых лепестков. После этого приступают к сварке. Берут проволоку диаметром 6-8 мм и приваривают к ней наименьший из чашеобразных лепестков, потом — более крупные и, наконец, самый крупный, располагая их так, чтобы более крупный лепесток перекрывал меньший. Затем выковывают стебелек уже описанным способом. Окончательное оформление розы также аналогично упомянутому выше. Результат зависит от вкуса и сноровки исполнителя. Способ ковки других цветов (рис. 2) в своей основе такой же, как и ковка розы, с той разницей, что надо учесть реальную форму выбранного цветка, разобрать форму его основных частей и выбрать подходящий материал.


Рис. 2-3. Развертка листа

Рис. 4. Развертка чашечки

Элементами украшения являются также мелкие и крупные листья, в основе изготовления которых лежит развертка их формы на плоскости. Различных форм листьев несчетное множество, однако, так как основные принципы их изготовления одни и те же, опишем подробно изготовление одного листа. Прежде всего необходимо сделать развертку листа с рисунка, т. е. перенести его длину с кривой линии на прямую, которая, собственно говоря, является осью листа (рис. 4). Для этого, как правило, используют тонкую сварочную проволоку, которую сгибают по контуру. Рисовальной иглой переносят на проволоку основные точки с рисунка. Проволоку выравнивают, а длину и все метки с нее переносят на ось. Тем же способом измеряют ширину листа в различных местах и переносят на эскиз. Перешейки листа делают на эскизе несколько шире. Далее прорисовывают контур листа от вершины к корню, перенося координаты по ширине точку за точкой; таким образом получают форму листа, точнее, его половины; после этого эскиз сгибают по оси и копируют контур другой стороны листа. Наконец контур листа вырезают и используют в дальнейшем как шаблон. Форму шаблона наносят иглой на лист заготовки и высекают лист по контуру. С рисунка переносят на лист соответствующие борозды и углубления. Далее поступают так, как при рифлении и чеканке. Каким получится лист, зависит от сноровки и тщательности выполнения работы. Основа успеха заключается в правильной развертке листа, будь то односторонняя или двусторонняя (рис. 3). Чашечку (рис. 4) разворачивают тем же способом, что и листья, однако измерения начинают от ее середины. При реставрационных работах очень часто встречаются, особенно у решеток в стиле барокко и рококо, богато украшенные листья, например листья аканта, сложно расчлененные и прочеканенные. К таким работам желательно привлечь опытного художника, который поможет обеспечить элегантность контуров изделия.


Интересно, что

Байки бывалого кузнеца

Начало

       Зовут меня Вакула, да и как иначе. Словно родители знали ещё при рождении, что быть мне кузнецом.

       Выбор жизненного пути был для меня прост и ясен, рядом со школой находилась кузница, в которой «колдовал» дядя Василий. Был он из цыган и осел давно в наших краях.

       За свою жизнь он подковал столько лошадей, что если бы их собрали в один табун, то и Красной площади не хватило, а уж сколько заборов, решеток и скамеек в нашей округе было им сделано, то в пору парк открывать и именем его называть.

        После уроков, вместо дома и кружков, коих в моем детстве было несметно, я бежал в кузню. Стук молота о наковальню, вот что стало для меня и приключением, и смыслом. Сами понимаете, что оценки мои не радовали родителей и учителей, прошел я и через кабинет директора, да и отец лишний раз напоминал мне, что рука у него тяжелая. Никто не догадывался, что мои университеты уже начались.

        Дядя Вася, видя такую  заинтересованность и огромное желание пацана работать, начал потихоньку меня обучать.

       Пробойники, прошивни, пуансоны, гладилки — названия инструментов звучали для меня самой красивой мелодией. Помню первую свою «валюту», так называют кузнецы, гнутый пруток в форме латинской «S», когда я положил её на стол ещё красную от горна, то такая волна счастья и гордости накрыла меня, которую испытывает,  наверное,  только женщина при рождении ребенка. Вы не поверите, но эту «валюту» я как талисман пронес по многим кузням.

       А первая моя решетка?

       Дядя Василий, скрипя сердце, разрешил помочь  и то верно, некуда ему деваться было, ввечеру поранил зубилом палец, а с опухшей рукой много не наработаешь.

       Так и сидел он — важный, на большом кованом стуле, который смастерил ещё в молодости. Был он почти королевским креслом. «Кружево»  спинки напоминало узором  старинную роспись, а замысловато собранные подлокотники, заканчивались дракончиками, которые подобно дяде Васе, открытой пастью словно извергали на меня, горячий поток распоряжений и неформатного русского языка.

      Инструменты не «слушались», огонь в горне не раздувался, мне стоило большого труда, вспомнить все чему учил меня дядя Вася. Я шаг за шагом продвигался к намеченной цели. Удачно прошла заготовка металла и его вытяжка — это когда уже разогретый металл, отбивают для увеличения длины. Справился я с торсировкой,  лихо, закручивая квадрат.

      А вот когда дошло до вырубки, то инструмент  уже явно «обиделся» и мне стоило больших усилий, чтобы все сделать правильно.

     На маленькую решетку ушел день, я работал как вол. Даже дядя Вася с кружкой чая в здоровой руке и бутербродом в больной, не смог уговорить меня поесть. Минуты перетекали в часы, а день стал просто мигом.

     Когда ещё горячую решетку, я перестал мучить на столе и воззрился на свой шедевр, как Пигмалион на свою Галатею, дядя Вася тихо подошел сзади и обнял меня, обдав запахом табака и мази Вишневского: «Сынок, ну вот ты и Кузнец, с Днем Рождения, мой хороший!»

Подробнее в статье "Байки бывалого кузнеца"
Навроцкий А.Г. "Художественная ковка"