Главная Полезные статьи Всечка и насечка

Продукция

Цены

Контакты

8 (916) 934-09-47

WhatsApp: +7(916) 934-09-47

Viber: +7(916) 934-09-47

E-mail:

FacebookFacebook

Всечка и насечка

Декоративное оформление кованых изделий осуществляется путем зачеканивания в подготовленную поверхность или в специальные канавки цветного металла (золота, серебра, алюминия и др.). Этот способ украшения оружия, доспехов, а также бытовых столовых предметов…

Декоративное оформление кованых изделий осуществляется путем зачеканивания в подготовленную поверхность или в специальные канавки цветного металла (золота, серебра, алюминия и др.). Этот способ украшения оружия, доспехов, а также бытовых столовых предметов очень древний и широко применялся у кузнецов-оружейников Киевской Руси, на Кавказе, а позднее — на тульских, ижевских и златоустовских оружейных заводах.

Всечка, или врезаная инкрустация, проводится путем зачеканивания тонкой проволоки, полосы или фрагмента из листового металла. В первом случае рисунок гравируют (штихелем или зубильцем) по контуру углубленной канавкой с сечением типа «ласточкин хвост» и в эту канавку укладывается проволочка и зачеканивается. Используя различные способы всечки, можно получать всевозможные рисунки и даже поверхности. Проволока может идти в одну нитку (сплошную или штриховую) или располагаться рядами, образуя поверхность. Кроме этого, проволоку можно расклепывать до уровня поверхности или оставлять ее несколько выпуклой и на этой поверхности наносить зубильцем насечку, придавая линии характер витых шнуров.

Всечка полосы или фрагмента из листового материала осуществляется в подготовленный участок, основание которого насечено мелкой сечкой. Вырезанный из тонкого листа фрагмент узора (листок, завиток и др.) укладывается в углубление на насеченную поверхность и вбивается молотком или чеканом, а затем края рисунка несколько подправляются штихелем. При этом рисунок также может быть вровень с фоном или несколько приподнят. Работа заканчивается общей полировкой изделия. Насечка не требует оформления углублений, а цветной металл набивается на предварительно подготовленную поверхность изделия, которая имеет углубления в виде мелкой сетки. Насечка наносится специальным зубильцем или сечкой. Затем на поверхность накладывают проволоку или листовую заготовку и, ударяя по ней молоточком, забивают металл в эту поверхность. Иногда для более плотного закрепления рисунка на изделии его дополнительно рассекают притуплённым зубилом. Скань, или зернь,- виды декоративной отделки изделий путем припайки узоров из скрученных проволок или отдельных шариков.

Обычно для скани берут чистые металлы: медь, серебро, золото, такие сплавы обладают меньшей пластичностью и вязкостью. Если нет проволоки требуемого диаметра, то ее подвергают волочению через ряд фильер (уменьшающихся отверстий). Однако надо помнить, что проволока при волочении упрочняется и ее необходимо периодически отжигать, а затем отбеливать в слабом растворе серной кислоты. Свивку скани лучше всего проводить, используя электродрель. Свивка должна быть плотной и ровной. Обычно свивку делают из двух проволок, но можно и из трех, а также из уже свитых шнуров. Делают скань и плетенкой из трех проволок или из канители (толстая проволока обвивается одной или несколькими тонкими проволочками). Зернь — мелкие шарики — изготавливается следующим образом: разрубают проволоку на одинаковые части, длина которых равна диаметру проволоки, высыпают на твердую ровную металлическую поверхность и начинают обкатывать их ровной поверхностью до получения шариков. Изготовление шариков можно проводить и путем оплавления. Тонкую проволоку навивают (виток к витку) на гладкий цилиндрический стержень небольшого диаметра, а затем эту спираль рубят на отдельные колечки. Смешав колечки с угольным порошком, их нагревают в муфельной печи до оплавления. Колечки, разделенные друг от друга углем, спекаются в правильные шарики одинакового размера. В небольшом количестве зернь можно получить, оплавляя колечки на листовом асбесте, слюде или куске угля.

Набор скани начинают с установки наиболее крупных элементов рисунка, выполненных из толстой скрутки, а затем устанавливают мелкие фрагменты и зерна. Места под зернь обычно намечают легким ударом керна. Перед пайкой набор скани сажают на столярный или вишневый клей, а в настоящще время — на нитролак или клей БФ. Пайку скани проводят специальными припоями, состоящими из 1 части чистой меди и 2 частей серебра пробы 875 (для меди); 1 части меди и 4 частей серебра (для серебра); 3 частей чистого золота и 8 частей чистого серебра (для золота). В качестве флюса применяют буру. Прокаленную и мелкоизмельченную буру смешивают с припоем (отношение 1:1) и посыпают предварительно смоченное водой (или слабым раствором буры) подготовленное к пайке изделие. Пайку проводят пламенем бензиновой горелки или при помощи «февки» — стеклянной или металлической трубочки. В процессе пайки клей сгорает, а скань плотно соединяется с изделием. Затем изделие отбеливают в горячем 5%-ном растворе серной кислоты до полного удаления всех следов флюса (буры). В дальнейшем при необходимости скань можно отшлифовать, а на крупных элементах даже сделать насечку.

Алмазная грань — это огранка стальных шариков со сквозным отверстием размером от десятых долей миллиметра до 5-8 мм и. крепление их «гвоздиками» к поверхности изделия для формирования рисунка. Алмазные шарики могут собираться в гирлянды на тонких нитях, в результате чего, достигается эффект сверкания драгоценных камней. Этим видом украшения — «гранеными каменьями» — в совершенстве владели тульские мастера XVIII — начала XIX века. Форма отдельных зерен была круглой, овальной, грушевидной и др., число граней от 16 (простая огранка) до 86 (королевская огранка). Для украшения изделия необходимо было изготовить до 30-40 тысяч разнообразных «каменьев».


Интересно, что

Байки бывалого кузнеца

Начало

       Зовут меня Вакула, да и как иначе. Словно родители знали ещё при рождении, что быть мне кузнецом.

       Выбор жизненного пути был для меня прост и ясен, рядом со школой находилась кузница, в которой «колдовал» дядя Василий. Был он из цыган и осел давно в наших краях.

       За свою жизнь он подковал столько лошадей, что если бы их собрали в один табун, то и Красной площади не хватило, а уж сколько заборов, решеток и скамеек в нашей округе было им сделано, то в пору парк открывать и именем его называть.

        После уроков, вместо дома и кружков, коих в моем детстве было несметно, я бежал в кузню. Стук молота о наковальню, вот что стало для меня и приключением, и смыслом. Сами понимаете, что оценки мои не радовали родителей и учителей, прошел я и через кабинет директора, да и отец лишний раз напоминал мне, что рука у него тяжелая. Никто не догадывался, что мои университеты уже начались.

        Дядя Вася, видя такую  заинтересованность и огромное желание пацана работать, начал потихоньку меня обучать.

       Пробойники, прошивни, пуансоны, гладилки — названия инструментов звучали для меня самой красивой мелодией. Помню первую свою «валюту», так называют кузнецы, гнутый пруток в форме латинской «S», когда я положил её на стол ещё красную от горна, то такая волна счастья и гордости накрыла меня, которую испытывает,  наверное,  только женщина при рождении ребенка. Вы не поверите, но эту «валюту» я как талисман пронес по многим кузням.

       А первая моя решетка?

       Дядя Василий, скрипя сердце, разрешил помочь  и то верно, некуда ему деваться было, ввечеру поранил зубилом палец, а с опухшей рукой много не наработаешь.

       Так и сидел он — важный, на большом кованом стуле, который смастерил ещё в молодости. Был он почти королевским креслом. «Кружево»  спинки напоминало узором  старинную роспись, а замысловато собранные подлокотники, заканчивались дракончиками, которые подобно дяде Васе, открытой пастью словно извергали на меня, горячий поток распоряжений и неформатного русского языка.

      Инструменты не «слушались», огонь в горне не раздувался, мне стоило большого труда, вспомнить все чему учил меня дядя Вася. Я шаг за шагом продвигался к намеченной цели. Удачно прошла заготовка металла и его вытяжка — это когда уже разогретый металл, отбивают для увеличения длины. Справился я с торсировкой,  лихо, закручивая квадрат.

      А вот когда дошло до вырубки, то инструмент  уже явно «обиделся» и мне стоило больших усилий, чтобы все сделать правильно.

     На маленькую решетку ушел день, я работал как вол. Даже дядя Вася с кружкой чая в здоровой руке и бутербродом в больной, не смог уговорить меня поесть. Минуты перетекали в часы, а день стал просто мигом.

     Когда ещё горячую решетку, я перестал мучить на столе и воззрился на свой шедевр, как Пигмалион на свою Галатею, дядя Вася тихо подошел сзади и обнял меня, обдав запахом табака и мази Вишневского: «Сынок, ну вот ты и Кузнец, с Днем Рождения, мой хороший!»

Подробнее в статье "Байки бывалого кузнеца"
Навроцкий А.Г. "Художественная ковка"