Главная Полезные статьи О кузнецах-ковалях и почему подкова приносит счастье

Продукция

Цены

Контакты

8 (916) 934-09-47

WhatsApp: +7(916) 934-09-47

Viber: +7(916) 934-09-47

E-mail:

FacebookFacebook

О кузнецах-ковалях и почему подкова приносит счастье

Кузнецы-ковали — это те, кто кует, т. е. подковывает лошадь. А что такое подкова и для чего она? Современный школьник, особенно городской, знает только то, что она почему-то приносит счастье. Легенды и всевозможные поверья о подкове, приносящей счастье, имеют под собой глубокие исторические и психологические корни.

Кузнецы-ковали — это те, кто кует, т. е. подковывает лошадь. А что такое подкова и для чего она? Современный школьник, особенно городской, знает только то, что она почему-то приносит счастье. Легенды и всевозможные поверья о подкове, приносящей счастье, имеют под собой глубокие исторические и психологические корни. В ранние века, когда железо только начало проникать в Европу, оно было настолько дорогим, что любая вещь из железа считалась ценностью. А в крестьянском хозяйстве железо было еще большей редкостью, и поэтому найти подкову, из которой можно было изготовить что-либо для дома — нож, скребок или просто гвоздь, действительно было счастье. Поверья говорят, что злой дух не проникнет в дом, если на двери — подкова. Но ее нужно подвешивать определенным образом — «клещами» вверх, т. е. раскрытой частью вверх к небу. А объясняется это тем, что добрые силы, спустившись с неба, взойдут в подкову и останутся в доме. Если же «клещи» смотрят вниз, то добрые силы уйдут в землю.

В Англии существует легенда о кузнеце Данстене, который заставил дьявола оставить в покое дома, на дверях которых были прибиты подковы. А сделал он это так. Когда однажды к нему в кузницу пришел дьявол и попросил подковать ему хромую ногу, кузнец привязал черта к наковальне и стал бить его молотком до тех пор, пока черт не взмолился о пощаде, и только тогда отпустил его, но с условием, чтобы он никогда не переступал порог дома, на дверях которого прибита подкова. В Древнем Вавилоне и Египте подкова, своей формой напоминающая форму прибывающей луны, была связана с культом богинь плодородия Астарты и Исиды.

До появления железных подков многие народности предохраняли копыта лошадей различными способами: японцы, например, обматывали копыта лошадей циновками из соломы или материей;. татары — кожаными ремнями; киргизы укрепляли копыта роговыми накладками. Первые железные подковы были обнаружены в Зальцбурге, около Гамбурга, при археологических раскопках улицы, относящейся к I веку, на которой находилась римская крепость. Правда, это были еще не подковы, а специальные железные накладки или башмаки, называемые «солеа», которые прикреплялись к ногам лошадей ремнями.

Аналогичные подковы были найдены в гробнице около Ульма (IV-VI века). Историки считают, что в эти подковы-башмаки «обувались» отряды римской и греческой конницы. Хотя эта «обувь» и предохраняла копыта лошадей, но на практике была неудобной и широкого распространения не получила.

Имени первого кузнеца, прикрепившего подкову гвоздями к копыту лошади, никто не знает, но ученые считают, что первыми ковку лошадей начали кельты и галлы. В VI веке лошадей подковывали германцы, славяне, вандалы. Глядя на конную статую Карла Великого, можно предположить, что во Франции лошадей уже подковывали в начале IX века, но широкая ковка лошадей начала входить в Европу только с XIII века.

Из истории войн мы узнаем, что уже в инструкциях византийского императора Льва VI (886-912) упоминается о серповидных железных подковах и гвоздях. А сколько гибло людей ц проигрывалось сражений из-за отсутствия подков или из-за плохой ковки лошадей! Непобедимая армия Александра Великого стала терпеть различные невзгоды, когда стерлись подковы у коней. Старая испанская пословица гласит: «Из-за гвоздя теряется подкова, из-за подковы — лошадь, а из-за лошади гибнет всадник». Много конницы, артиллерии и обоза Наполеона погибло во время его отступления из Москвы из-за «забывчивости» заготовить достаточно материала для подков. Лошади, даже с пушками небольшого калибра, останавливались при малейших подъемах на твердой и мерзлой земле. То же самое случилось и с датчанами при их отступлении из Шлезвига в 1864 году: вследствие плохой ковки лошадей армия за девять часов смогла пройти только одну милю по заснеженной и мерзлой земле, так как пушки приходилось тащить на руках.

Подковы всегда обладали какой-то магической силой, и многие сильные мира сего коллекционировали их. В кабинете австрийского императора Фердинанда I имелась большая коллекция всевозможных подков, среди которых были особенные, употребляемые при болезнях копыт. Современные всадники и жокеи стремятся сохранить подкову лошади, на которой удалось выиграть приз или установить рекорд. На многих ипподромах мира имеются специальные стенды с подковами лошадей- победительниц, на каждой подкове написано имя лошади, год выигрыша приза, время прохождения дистанции, фамилия наездника и другие данные. Кроме своих основных функций, подкова иногда используется и е качестве материала для изготовления своеобразных скульптур: так, например, швейцарский скульптор Алебсин соорудил из 400 подков фигуру осла, стоящего на двух ногах; кузнец Герт Вебер из селения близ Цюриха собрал гигантскую подкову из отдельных подков, которые он отковывал в честь рождавшихся в деревне детей. В средневековых цехах ковка лошадей требовала большого искусства. Обычным испытанием для молодого кузнеца было изготовление подковы без снятия мерки. Перед кузницей проезжали три раза на лошади, которую требовалось подковать, и кузнец по следу лошади ковал подкову, а затем «на руках» подковывал лошадь.

Так что же представляет собой эта всемогущая подкова, от которой зависит так много? Подкова — это кусок железного проката, загнутого по форме копыта, состоящего из следующих элементов: двух ветвей, шипов, отворота, дорожки и гвоздевых отверстий. Все подковы разделяются на подковы для рабочих, кавалерийских и спортивных лошадей.


Интересно, что

Байки бывалого кузнеца

Начало

       Зовут меня Вакула, да и как иначе. Словно родители знали ещё при рождении, что быть мне кузнецом.

       Выбор жизненного пути был для меня прост и ясен, рядом со школой находилась кузница, в которой «колдовал» дядя Василий. Был он из цыган и осел давно в наших краях.

       За свою жизнь он подковал столько лошадей, что если бы их собрали в один табун, то и Красной площади не хватило, а уж сколько заборов, решеток и скамеек в нашей округе было им сделано, то в пору парк открывать и именем его называть.

        После уроков, вместо дома и кружков, коих в моем детстве было несметно, я бежал в кузню. Стук молота о наковальню, вот что стало для меня и приключением, и смыслом. Сами понимаете, что оценки мои не радовали родителей и учителей, прошел я и через кабинет директора, да и отец лишний раз напоминал мне, что рука у него тяжелая. Никто не догадывался, что мои университеты уже начались.

        Дядя Вася, видя такую  заинтересованность и огромное желание пацана работать, начал потихоньку меня обучать.

       Пробойники, прошивни, пуансоны, гладилки — названия инструментов звучали для меня самой красивой мелодией. Помню первую свою «валюту», так называют кузнецы, гнутый пруток в форме латинской «S», когда я положил её на стол ещё красную от горна, то такая волна счастья и гордости накрыла меня, которую испытывает,  наверное,  только женщина при рождении ребенка. Вы не поверите, но эту «валюту» я как талисман пронес по многим кузням.

       А первая моя решетка?

       Дядя Василий, скрипя сердце, разрешил помочь  и то верно, некуда ему деваться было, ввечеру поранил зубилом палец, а с опухшей рукой много не наработаешь.

       Так и сидел он — важный, на большом кованом стуле, который смастерил ещё в молодости. Был он почти королевским креслом. «Кружево»  спинки напоминало узором  старинную роспись, а замысловато собранные подлокотники, заканчивались дракончиками, которые подобно дяде Васе, открытой пастью словно извергали на меня, горячий поток распоряжений и неформатного русского языка.

      Инструменты не «слушались», огонь в горне не раздувался, мне стоило большого труда, вспомнить все чему учил меня дядя Вася. Я шаг за шагом продвигался к намеченной цели. Удачно прошла заготовка металла и его вытяжка — это когда уже разогретый металл, отбивают для увеличения длины. Справился я с торсировкой,  лихо, закручивая квадрат.

      А вот когда дошло до вырубки, то инструмент  уже явно «обиделся» и мне стоило больших усилий, чтобы все сделать правильно.

     На маленькую решетку ушел день, я работал как вол. Даже дядя Вася с кружкой чая в здоровой руке и бутербродом в больной, не смог уговорить меня поесть. Минуты перетекали в часы, а день стал просто мигом.

     Когда ещё горячую решетку, я перестал мучить на столе и воззрился на свой шедевр, как Пигмалион на свою Галатею, дядя Вася тихо подошел сзади и обнял меня, обдав запахом табака и мази Вишневского: «Сынок, ну вот ты и Кузнец, с Днем Рождения, мой хороший!»

Подробнее в статье "Байки бывалого кузнеца"
Навроцкий А.Г. "Художественная ковка"