Главная Полезные статьи Изготовление светцов и подсвечников

Продукция

Цены

Контакты

8 (916) 934-09-47

WhatsApp: +7(916) 934-09-47

Viber: +7(916) 934-09-47

E-mail:

FacebookFacebook

Изготовление светцов и подсвечников

Наибольшую выдумку и фантазию проявляли мастера при ковке светцов — первых осветительных «приборов». Первые светцы обычно делали из старых подков: оттягивались, т.е. заострялись, концы ветвей подковы — и светец готов. Забивали его в деревянную стену, в скобу вставлялась лучина. Более красивыми были светцы, выкованные в виде небольших веточек с завитками и закрученным…

Наибольшую выдумку и фантазию проявляли мастера при ковке светцов — первых осветительных «приборов». Первые светцы обычно делали из старых подков: оттягивались, т.е. заострялись, концы ветвей подковы — и светец готов. Забивали его в деревянную стену, в скобу вставлялась лучина. Более красивыми были светцы, выкованные в виде небольших веточек с завитками и закрученным вдоль оси стержнем, которые вбивались в стену или специальную подставку. Часто подставки светцов делались за одно целое с корытцем, в которое наливалась вода для тушения огарков. Позднее деревянные стойки делали резными, в виде башен и в их навершие вбивались металлические светцы. Цельнокованые металлические светцы начинают широко входить в быт с конца XVIII в., в период интенсивного развития железоделательной промышленности в России. Эти светцы были изящнее своих предшественников, выглядели более легкими и нарядными.

При ковке светцов использовались многие технологические приемы, начиная от гибки и кончая кузнечной сваркой. Центральный, основной стержень имел обычно осевую скрутку, снизу он разрубался на три или четыре части, которые отгибались, а затем крепились клепками к массивному кольцу — основанию. Кроме того, стержень часто украшали различными завитками, или змейками, которые прикреплялись к нему. Основное внимание уделяли кузнецы навершию светца, т.е. верхней части, в которую вставлялись лучины. Сами расщелины выполнялись в виде завитков, лучей с шишечками или сережками, которые при легком сотрясении звенели, качались и поблескивали в отраженном свете пламени лучины.

Постепенно восковые свечи вытесняют лучину, и расщепы заменяются «чашечками с блюдечками», а светцы превращаются в подсвечники, которые устанавливаются на столы или на пол, подвешиваются на стены и потолки. Основными декоративными элементами подсвечников остаются завитки, витые стержни, различные спирали, стилизованные цветы и розетки. Втулки для свеч изготовляли путем неполной пробивки цилиндрической заготовки и раздачи ее на специальных конических оправках или на круглом роге наковальни. Более простой способ ковки втулки заключался в раздаче материала и сворачивании его во втулку или делали так: отрезали кусочек трубы и заковывали один ее конец. Например, для изготовления трехрожкового подсвечника необходимо изготовить три гнутых кронштейна для основания, два кронштейна для свечей, три тарелочки, отковать и скрутить центральный стержень. Тарелочки делают из листового материала путем вырубки и вытяжки. Собирают все детали подсвечника и скрепляют заклепками или кузнечной сваркой.

Очень красиво смотрится вещь, когда центральный стержень имеет фонарик из двух или четырех стержней. Многие кованые изделия можно декорировать стилизованными шишками из витого металла. Завивают такую шишку следующим образом: вначале оттягивают пруток и сворачивают одну спираль, затем другую, две фигуры совмещают и после очередного нагрева вся шишка с помощью оправок, молотка и отвертки растягивается на определенную длину.


Интересно, что

Байки бывалого кузнеца

Начало

       Зовут меня Вакула, да и как иначе. Словно родители знали ещё при рождении, что быть мне кузнецом.

       Выбор жизненного пути был для меня прост и ясен, рядом со школой находилась кузница, в которой «колдовал» дядя Василий. Был он из цыган и осел давно в наших краях.

       За свою жизнь он подковал столько лошадей, что если бы их собрали в один табун, то и Красной площади не хватило, а уж сколько заборов, решеток и скамеек в нашей округе было им сделано, то в пору парк открывать и именем его называть.

        После уроков, вместо дома и кружков, коих в моем детстве было несметно, я бежал в кузню. Стук молота о наковальню, вот что стало для меня и приключением, и смыслом. Сами понимаете, что оценки мои не радовали родителей и учителей, прошел я и через кабинет директора, да и отец лишний раз напоминал мне, что рука у него тяжелая. Никто не догадывался, что мои университеты уже начались.

        Дядя Вася, видя такую  заинтересованность и огромное желание пацана работать, начал потихоньку меня обучать.

       Пробойники, прошивни, пуансоны, гладилки — названия инструментов звучали для меня самой красивой мелодией. Помню первую свою «валюту», так называют кузнецы, гнутый пруток в форме латинской «S», когда я положил её на стол ещё красную от горна, то такая волна счастья и гордости накрыла меня, которую испытывает,  наверное,  только женщина при рождении ребенка. Вы не поверите, но эту «валюту» я как талисман пронес по многим кузням.

       А первая моя решетка?

       Дядя Василий, скрипя сердце, разрешил помочь  и то верно, некуда ему деваться было, ввечеру поранил зубилом палец, а с опухшей рукой много не наработаешь.

       Так и сидел он — важный, на большом кованом стуле, который смастерил ещё в молодости. Был он почти королевским креслом. «Кружево»  спинки напоминало узором  старинную роспись, а замысловато собранные подлокотники, заканчивались дракончиками, которые подобно дяде Васе, открытой пастью словно извергали на меня, горячий поток распоряжений и неформатного русского языка.

      Инструменты не «слушались», огонь в горне не раздувался, мне стоило большого труда, вспомнить все чему учил меня дядя Вася. Я шаг за шагом продвигался к намеченной цели. Удачно прошла заготовка металла и его вытяжка — это когда уже разогретый металл, отбивают для увеличения длины. Справился я с торсировкой,  лихо, закручивая квадрат.

      А вот когда дошло до вырубки, то инструмент  уже явно «обиделся» и мне стоило больших усилий, чтобы все сделать правильно.

     На маленькую решетку ушел день, я работал как вол. Даже дядя Вася с кружкой чая в здоровой руке и бутербродом в больной, не смог уговорить меня поесть. Минуты перетекали в часы, а день стал просто мигом.

     Когда ещё горячую решетку, я перестал мучить на столе и воззрился на свой шедевр, как Пигмалион на свою Галатею, дядя Вася тихо подошел сзади и обнял меня, обдав запахом табака и мази Вишневского: «Сынок, ну вот ты и Кузнец, с Днем Рождения, мой хороший!»

Подробнее в статье "Байки бывалого кузнеца"
Навроцкий А.Г. "Художественная ковка"